Vladimir Lorcenkov

Poem (II)

                                                            - 2 -

 

я молдавский ландшафт

в Молдавии нет гор – все дело в том, что я боюсь высоты

но обожаю плавать, поэтому Молдавия переполнена

как разлившаяся речушка водой

водоемами, большими и малыми, озерами, всякими прудами, реками и речушками

тонкими, серебряными паутинками они оковали маленькую Молдавию,

меня, и плывут, плывут, плывут по ней, все плывут – выносят

всякие вредные и полезные вещества, вымывают из почвы, можно сказать

Молдавия это такая страна

которая постоянно под капельницей

поэтому болезни печени и почек, а также одутловатость и одышка

ей не грозят, о, нет

а вот из того, что ей грозит, я бы хотел остановиться

на Солнце, которое в общем тоже не люблю

и которое не любит меня

но мы терпим друг друга из-за подсолнухов

которые оба любим, и которые любят нас и очень расстраиваются

когда мы друг друга не любим

ну, знаете, как дети разведенных родителей?

поэтому из-за подсолнухов нам с Солнцем приходится притворяться

делать вид, маскироваться, таиться, и совершать еще десятки никчемных глаголов

но пока у нас получается – подсолнухи верят

что мы с ним без ума друг от друга

хотя мы на самом деле без ума от подсолнухов

а Солнце я презираю и не люблю, потому что эта мерзкая тварь

только и делает, что подсушивает кожу Молдавии, напоенную водами

рек, канальцев, водоемов, прудов и всяких озер

вот сволочь!

блядское светило, только и думает, как мне досадить

рассчитывает, что я сдамся, но нет, не выйдет у него ничего

вот подсолнухи умрут, я ужо с тобой рассчитаюсь

ну, а пока я выхожу на улицу, сухо здороваюсь с Солнцем

и иду себе по проспекту Штефана

напиваться и говорить о том, как пьянствуют русские

и как благородно умеем делать это мы

я не то, чтобы люблю подсолнух, поймите меня правильно

просто я без ума от Ван Гога

хотя нет, вру – скорее, я без ума от репродукции Ван Гога

снова вру -  что за манера? мама, хватит, прекрати! 

если быть совсем уж точным, то я без ума от страницы

журнала «Крестьянка», но не старого, а нового, подделанного под «Космополитен», но с местным уклоном

на которой, - я все еще говорю о странице, - изображена репродукция

то самой картины Ван Гога, где изображены

подсолнухи

уф, теперь не соврал

ну, теперь быстренько пробежимся по географии Молдавии

и займемся другими, более приятными делами

квалификацией местных женщин, описанием местных борделей

о! я знаю один, пальчики оближешь, в прямом смысле прямейшего слова

там еще и готовят

плоская ноздреватая яичница, Молдавия, не представляет собой

как и я

ничего возвышенного, но есть в ней прелесть посредственности

низменной возвышенности, плоскогорья, мечтающего о небесах

очень зелено, - когда я по утрам осыпаю омлет с сыром рубленой петрушкой

укропом, кинзой, и еще парой-тройкой трав (семейный рецепт, секрет)

то мой омлет становится похож на Молдавию

вот эта часть, где возвышается облитая яйцом колбаса, и из которой

веточка укропа торчит

очень похожа на Кодры, центр – весь во вздувшихся пузырях

ни дать ни взять Кишинев на семи холмах

а края омлета, обжаренные, без зелени,

это песчаные отмели

Днестра и Прута - двух моих вен

вода в них разнится как

как кровь венозная и артериальная, выпей из прута

и умрешь, а тело изрубят

но если сложить кусочки и полоснешь по ним водой из Днестра

оживешь

а поскольку Прут от меня слева а Днестр справа,

и процесс беспрерывен,

то я всегда умираю и оживаю

оживаю и умираю

вечная птица Феникс

моя Молдавия

олдавия

давия

ия

я

 

                                                           -      3   –

я – молдавская война

и хватит об этом, хотя пройти все равно придется

уважаемые туристы, пройдите за мной в следующую комнату, очередная

достопримечательность спрятана там

как Кощеевы явства в сундучке, окованном серебром

как Молдавия венами рек но это не совсем достопримечательность из тех достопримечательностей, которые

показывают и гордятся

вот на комнате с шлюхами, девицами и матронами, с девушками и женщинами

девочками и стервами,

обитающими в моей Молдавию, я остановлюсь подробнее

а эту мы постараемся пробежать  как можно скорее

потому что это нечто оно темное дышит неповоротливо

тяжело и мокро

как курильщик, который собрался отхаркаться

дамы и господа итак

межнациональный мир и согласие

которым ничто не угрожает потому что так сказал президент воронин

в речи

написанной ему спьяну кем-то из шестеренок

огромного колеса обслуги

которое называется администрация президента

неудивительно – поглядел бы я на администрацию президента

которая обслуживает не президента

а, к примеру, заместителя директора частной фирмы по хозяйственной части

обычно ими у нас в Молдавии становятся бывшие военные

бравые с грудью, смотрящей сосками задорно вверх

эх, молодцы!

мы молдаване поем и танцуем, правда при этом

ненавидим всех и вся

я ненавижу тебя за то

потому что  и поскольку

мы ненавидим пришлых, в Молдавии пришлые все

стало быть, мы всех ненавидим

эта Молдавия напоминает мне приют для сирот-животных

безумную ферму, набитую вольерами

с беспризорниками, приют для животных

в Австралии, где по клеткам сидят маленькие вомбаты, кенгуру,

прочие животные животинки

живота не щадившие

в жопу

и думают – что за херня, как мы здесь оказались и что это за мудак с фотоаппаратом

а это всемирно известный фотограф, всю жизнь посвятивший защите животных

он фотографирует  бездомных вомбатов

Бог фотографирует солнцем бездомных нас, молдаван,

Ван Гог фотографирует светящимся глазом подсолнухи

я фотографирую очередную любовницу, согласившуюся раздвинуть перед камерой ноги

ее вагина фотографирует меня, суетящегося возле фотоаппарата

разве может быть будущее у страны

где мужчины интересуются у женщин, с которыми хотят спать

какой те национальности, а женщины

смеются, накручивая на веретено

костяной ноги прядь волос

послушайте, я хочу спросить вас, кретины

разве у пизды есть национальность? или вот, мой хуй, да он же интернационалист!

хотите, споет про дружбу народов?

а хотите я спою?

да нет, идите вы к дьяволу, народ слепцов и безумцев

скорпионов, жалящих себя в ляжки

нет чтобы потискать других за ляжки

желательно женщины, но

если хотите, то валяйте – и мужчин

псведо-поэты в вылинявших рубашках, в которых они сочиняли стихи

про детство Ленина и не удосужились выбросить –

этим все сгодится

конечно Молдавия это я, но как получилось

что я стал страной, где изнасилование выдается за союз по любви и гражданское согласие

впрочем, кому не нравится, убирайтесь

счастливого пути, езжайте с богом, дорога усыпана поцелуями

это я их подбросил

шины ваших автомобилей проколются и спустятся

как от противотанковых ежей 

колючие поцелуи – после вас моя голова

в ранах, как от терновых кустов

и, совсем уж мельком, упомяну, что мы с вами проходим мимо

страны, где произошла небольшая гражданская война

все было как полагается, разумеется

нам ее не дали выиграть

а уж как мы бездарно сражались

а сейчас я пытаюсь забыть этот кошмар

собственно, не я, а Молдавия, но раз

уж взялся за гуж, то и рыбки из пруда не выловишь

берешь на себя Молдавию

бери и ее грехи

если уж знал, что связался со шлюхой, то

какие претензии к прошлому, мой мальчик

но ничего

ужо мы

вам

всем покажем

уж новую войну мы непременно выиграем

не думай, я настоящий мужик, я не боюсь

ведь вода в Днестре оживляет

все? можно закончить с этим?

слава тебе господи! переходим к бабам

а что с войной

да хер с ней

проехали

снято!

 

                                                         - 4  -

 

я – думаете, что-то молдавское? - хрен там!

     и здесь, и под землей, и под зеленым листом

попробую ошарашить – это называется сбить ритм

так учил меня старенький тренер бокса еще до того, как они попали

мне по правой брови так, что пришлось бросить сцену

еще до того, как я занялся шейпингом

шоппингом, дринкингом

и вообще дифтонгами английского языка

до того, но уже после – как бросил плавание

первый раз, разумеется, первый

второй раз я начал недавно

все еще горю желанием обогнать самого себя

перемолоть тонны воды, мельница, а для чего

какая разница, все бессмысленно, давайте лучше о женщинах

женщины во мне бывают маленькие и статные, полногрудые

и с маленькими, как точки китайской гуаши

на покарябанном стальным пером листе рисовой

или какой другой

бумаге

во мне живет бабушка, которая заставляет спать в обед

мама, поэтому я прилежно завтракаю до того как выкурить сигарету

тетя, поэтому я бросил курить

Света - рыженькая такая, поэтому я знаю секрет сооблазнения
ха, три конфеты «Красная шапочка» и любая твоя

женщины живут во мне похотливые, разговорчивые, с матерком

с ветерком, лихие

лопоухие

думаешь, добавил лопоухих для рифмы? а вот и нет

почитай Кейт Кинси, «Как стать секс-бомбой»

самые развратные женщины – с оттопыренными ушами

оттопыримся, расстопыримся по полной, милая,

давай же

раздвинь свои уши, раскрой рот пошире, женщина, которая

живет во мне, жаждет тебе засадить

в Молдавии в деревнях старики и старухи

в рубахах вышитых орнаментом Солнца

блядское Светило! ладно уж, ради подсолнухов…

так вот, старики и старухи говорят после стаканчика первого в этом году вина

вот что:

-          оральный секс это стремление мужчины подчинить себе женщину

потому что рот дырка для говорения

а не для хотения

и сунув в дырку для говорения орган хотения

ты приводишь ее, красавицу

к полному подчинению

приводишь - 

словно полноприводную, приводную и вообще водную…

и вот, снова мы о воде

оказывается, эти старики и старухи вовсе не старики и старухи, одетые

в рубахи солнца

а психоаналитики с клеймами лучших университетов

тавром наилучших институтов, и они прячутся в замшелой мглистой земле

выползая только по весне

чтобы прогреть свои лишенные кровеносных сетей тела

и заблуждений – души

они часто снятся мне в самых кошмарных снах, когда я лежу с открытыми глазами

под орехом во дворе дома моей умершей бабушки

не спи под орехом, говорит она сердито, дурные мысли в голову полезут

мне нечего терять, смеюсь я в ответ

а теперь следите за указкой – куда она ползет,

правильно, снова о женщинах

я предпочитал брюнеток, потому что у них хоть сразу видно – есть усы или нет

с блондинками вечно морока

соблазнишь, подцепишь, полезешь целоваться, а там усики

конечно, и с брюнетками ты не застрахован на все сто

помню, с одной целовался, а у нее верхняя губа была бритая

клянусь рукой Бога

с рыжими вообще все не до конца понятно

мне кажется каждая рыжая женщина в глубине души –

ненавистное Солнце

но я терплю и рыжих женщин

конечно, ради подсолнухов

моя жена этого не понимает, и говорит, что я неразборчив

во всем: в еде, в книгах, в женщинах

еще говорит, что я удивительно всеяден

и мол, поэтому, я – следующая ступень эволюции,

потому что люди

стали людьми

потому что были

среди обезьян

единственные всеядные:

обезьяны, жравшие только растения, обрекали себя на гибель зимой

когда растения вяли и умирали, а 

обезьяны, пристрастившиеся к мясу,

рисковали сдохнуть от голода, если дичь не ловили

и только всеядные выжили – могли и так, и так

что называется, повернись к лесу передом, ко мне задом

ну, или по-другому: наш пострел везде поспел

Хомо Сапиенс все успел

но эволюция-то продолжается, говорит жена

сердито рассматривая рыжий волос на моем плече,

и теперь должны выжить лучшие из лучших, - те,

кто всеяден не только в прямом, но и в переносном смысле

всеядные пожиратели не только пищи, но и нематериального

так говорит жена 

много чего она еще говорит - 

что взять с шатенки